Кловский дворец

"Позвольте Вам выйти вон..."



Когда погребают эпоху
Надгробный псалом
не звучит,
Крапиве, чертополоху
Украсить ее
предстоит.
И только могильщики
лихо
Работают.
Дело не ждет!
И тихо, так, Господи,
тихо,
Что слышно,
как время идет...
Анна Ахматова

В весьма отдаленном от нашего времени 1744 году было принято решение на средства Киево-Печерского Свято-Успенского монастыря на землях, принадлежащих обители, для приема представителей императорской фамилии и знатных особ державы начать строительство Кловского дворца (от названия урочища Клов), завершившееся лишь 11 лет спустя. Внутренние отделочные работы продолжались еще два года. Первоначально хотели выстроить небольшие палаты, в которых, находясь в Киеве, могла бы гостить государыня Елизавета Петровна, а в остальное время здесь намеревались устроить резиденцию для высшего лаврского духовенства. Автором проекта стал немецкий архитектор, уроженец местечка Вандсбек, которое и доныне находится неподалеку от Гамбурга, Иоганн Готфрид Шедель.



С именем этого человека связано рождение многих строений на территории Лавры, и прежде всего знаменитой колокольни обители. К другим киевским "знаковым" объектам — браме Заборовского, Митрополичьему дому, колокольне Софии Киевской, главному корпусу Киевской Академии — зодчий также "руку приложил". Ранее этот талантливый архитектор прославился творениями, созданными им в Петербурге (в частности, дворец Меншикова) и Москве. Именно благодаря Иоганну Шеделю киевские власти в свое время "заметили" Стефана Ковнира, талантливого крепостного зодчего, приписанного к Лаврскому монастырю. За строительные работы по возведению Кловского дворца архитектор-самоучка был удостоен звания "мастер каменного строения" и вызволен из крепостной неволи. Ему даровали свободу и наделили немалой суммой денег.

Вокруг здания Кловского дворца после окончания строительных работ в обширной усадьбе была спланирована большая липовая роща, по сути, — регулярный парк. С той поры и весь район, центром которого был дворец, стали именовать Липками.

Размах созидательно-разрушительной деятельности городских властей, которые не раз пытались (и небезуспешно) отобрать у Лавры ее дворец, впечатляет. За 260 лет существования этой резиденции чего в ней только не находилось! Сразу же оговорюсь, что венценосным особам Кловский дворец почему-то не нравился, здесь они не проживали. Но обо всем по порядку.

В тот период, когда Печерский монастырь своекоштно строил Кловский дворец, еще один царский дворец в 1742—1757 годах "поднимали" за счет государевой казны. Имя ему — Мариинский. Возвели сии палаты по проекту великого итальянца Бартоломео Франческо Растрелли, прославившегося до той поры постройкой зданий Зимнего дворца и комплекса строений Смольного монастыря. Главный собор обители — церковь Воскресения Христова, — доживший до наших дней, по своему внешнему виду весьма напоминает церковь Святого Андрея в Киеве, но наш храм, в отличие от петербургского "двойника", доминирует над городом, создавая иллюзию постройки, чуть ли не парящей в небесах. Питерский собор выглядит приземленным, поскольку упирается фасадом в Неву. Но это так, к слову. Сам мэтр при строительстве киевских объектов не присутствовал. Руководил всеми работами российский архитектор Иван Мичурин, который выучился на зодчего в Голландии, а помогал ему в этом Петр Неелов. Оба мастера прославились в Киеве и другими творениями. Но вернемся к царским покоям.

Весьма странная "дворцовая" конкуренция привела к тому, что в Киеве почти в одночасье появились сразу две царские резиденции. Церковники мечтали о том, чтобы представители царского двора и свита останавливались у них, имперская власть хотела, чтобы первые лица страны занимали "государственные" апартаменты, а в Лавру наведывались, когда хотели, не испрашивая на то (бывало и такое) благословения митрополита. Средств для создания надлежащих условий, очевидно, оказалось больше у государевых слуг, а не у слуг Господа. Хотя ремонты в Мариинском дворце были перманентными, все же царствующие особы останавливались именно в нем, иногда при весьма стесненных для себя обстоятельствах. Если уж совсем становилось невмоготу, венценосные особы гостили непосредственно в апартаментах митрополита.

В 1764 году в Кловский дворец на время перебралась типография Киево-Печерской Свято-Успенской лавры. Дело в том, что здание монастырской типографии, сильно пострадавшее от пожара 1718 года и наспех отремонтированное, находилось к тому моменту в аварийном состоянии. Потребовалось несколько лет, чтобы укрепить его контрфорсами и даже возвести второй этаж (правда, деревянный, ибо каменный мог привести к дальнейшим разрушениям). В 1770 году, после возвращения типографии в родные пенаты, в Кловском дворце устроили военный госпиталь для нужд Киевского гарнизона. Он просуществовал в этом здании ровно сорок лет и впоследствии был переведен в специально обустроенный госпитальный городок, где пребывает и поныне. В 1811—1857 годах помещения Кловского дворца занимала Киевская Первая гимназия, до той поры, пока дождалась, что ученики Второй гимназии и Кадетского корпуса перебрались в собственные здания. Гимназия, наконец-то, переехала в собственное здание на Бибиковском бульваре. Сейчас оно принадлежит Национальному университету имени Шевченко.

С 1863 года, после пожара, последовавших за этим капитального ремонта и реконструкции, дворец вырос на целый этаж. В нем разместилось Женское духовное училище Киевской епархии. Во времена гражданской войны, в частности, в 1918—1919 годах дворец был обстрелян войсками под командованием Михаила Муравьева и сильно пострадал от этого. Кроме того, в 1920 году в здании случился еще один пожар. Виновниками признали польских оккупантов.

В послужном списке Кловского дворца "имеется запись" о том, что после восстановительных работ в нем разместили Институт силикатной промышленности. Кроме того, по окончании Великой Отечественной войны сюда почему-то вселилось Управление Министерства геологии республики. После "уплотнения" того самого управления и капитальной реконструкции здания, проведенной в начале 70-х годов прошлого столетия (увы, тогда были утрачены многие элементы декора, созданные по рисункам Ковнира, а здание не окрашивалось более в традиционный белый цвет), с 1975 года во дворце размещалась экспозиция Украинского государственного музея истории Великой Отечественной войны 1941—1945 годов. Многие киевляне наверняка помнят и площадку боевой техники, которая находилась в усадьбе Музея. Когда для Музея ВОВ построили новый большой комплекс неподалеку от Лавры, здание специальным постановлением Совета Министров УССР передали на баланс Киевского горисполкома, который разместил в нем (с 1981 года) Музей истории города Киева, отметивший не так давно свое первое двадцатилетие...

"Сухую" хронологию я привел выше не случайно. Здание (памятник архитектуры, истории и культуры) ныне хотят передать под... Дворец юстиции Украины. Уж не для показательных ли процессов в ближайшем будущем? Оно и не удивительно, ведь рядом — Верховный суд Украины и Академия правовых наук. Очевидно, между зданиями существует или будет создана в ближайшее время сеть ведомственных подземных переходов. Правда, рядом ютятся и геологи, которые хотели бы отобрать дворец для своих нужд, тем более что еще со старых времен неуклюжий совдеповский корпус, находящийся в глубине усадьбы, соединен галереей непосредственно со зданием Кловского дворца. Но силы неравны. Тем более нет сил у Музея истории Киева, ведь не в состоянии Управление культуры города Киева тягаться со слугами Фемиды, у которых та еще "подписка"! Вот и получается, что Правосудию приносят жертвоприношение в виде Музея истории города. Все это делается с молчаливого согласия "кого надо". Киевские чиновники, правда, ничтоже сумняшеся предложили развернуть экспозицию в Украинском доме (бывшем музее Ленина на Крещатике). Развернуть — это звучит гордо, поскольку под экспозицию выделяют всего несколько десятков квадратных метров в совершенно неподходящем для этого месте. Господам юристам следовало бы знать, что любой музей — это не только (и не столько) познавательное учреждение, но и "наукова установа". Научная концепция Музея истории Киева такова, что все фонды Музея (и те, меньшая часть которых представлена в основной экспозиции, и те, большая часть которых находится в хранилищах), требуют больших площадей. Тем более что фонды постоянно пополняются. Когда решался вопрос о переселении из Кловского дворца Музея истории Великой Отечественной войны, лишь после окончания всех работ по строительству нового музейного комплекса туда начали перевозить экспонаты, туда же постепенно переехали научный отдел и другие вспомогательные службы. С Музеем истории Киева ситуация иная. Правосудие берет его за горло, выбрасывая, по сути, на улицу. И это именно в тот момент, когда музейные работники разработали новые концепции (в соответствии с требованиями времени) и подготовили совершенно оригинальные, уникальные экспозиции, посвященные Киеву периода советской власти. Складывается впечатление, что чиновники, ненавидящие наш город, стараются сделать все, чтобы вычеркнуть его прошлое из истории страны и Восточной Европы. Для этого многое делается. Разрушаются добротные здания конца XIX — начала ХХ века, в исторической части города возводятся сомнительные произведения современной архитектуры. Автомобили ездят поверху, а пешеходы вынуждены передвигаться лабиринтами подземных трущоб. Издаются аляповатые, дорогостоящие, не лишенные жлобства альбомы, где старому Киеву почти нет места. Многие чиновники в восхищении. Они пришли "разрушить весь мир насилья". Что же будет возводиться взамен? Ведь большинство этих деятелей, если и не были в "прошлой жизни" свинопасами, то окончили всего-навсего какое-нибудь заборостроительное училище и "вышли в люди".

Уничтожая Музей истории Киева, город "погребает эпоху". А ведь в мирное время живем!

Как-то я побывал в Токио. Не во сне, а наяву. И посетил я в столице Страны восходящего солнца совершенно потрясающий музей истории Эдо (так называлась в древние времена столица Японии). И увидел я, как трепетно относятся японцы к собственной истории, узнал, что первый в жизни школьный урок маленькие токийцы начинают здесь, знакомясь с великим прошлым великой нации. И тогда я понял, почему руками японцев делаются лучшие в мире автомобили, фотоаппараты и зонтики, почему в стране, где всего десять процентов территории пригодны для жизни, такая высокая культура, основанная на уважении к старшим, на любви к природе и к труду. Просто у жителей столицы Японии никто не собирается отнимать музей ее истории, чтобы передать каким-нибудь современным самураям, многие из которых могут не знать, что такое кодекс чести.

Комментарии в ЖЖ Александр АНИСИМОВ
Киевский телеграфЪ


Создан 16 окт 2006



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником